Чем прославился арабский путешественник Ибн Баттута

Чем прославился арабский путешественник Ибн Баттута?

Колумб, Магеллан, Васко да Гама… Эти имена великих путешественников прошедших веков у всех на слуху. А многие ли слышали об Абу Абдулле Махаммаде Ибн Баттуте (полное имя)? Это имя в нашей стране гораздо менее известно. А между тем более шести веков назад этот арабский путешественник обошел и изъездил буквально полмира. По протяженности маршрутов Ибн Баттута занимает 1-е место в списке средневековых путешественников. 130 тысяч километров. Это в четыре раза больше, чем протяженность земного экватора.

Ибн Баттута родился в 1304 году в Западной Африке, в Марокко. В 1325 году, в возрасте 21 года он отправился в паломничество к исламским святыням — Мекке и Медине. Но жизнь его сложилась так, что почти три десятка лет своей последующей жизни марокканец отдал путешествиям. Он посетил все страны арабского Востока, Иран, Золотую Орду, Индию, Цейлон, Китай, побережье Восточной Африки и государства западной части «черного континента» и, наконец, арабские владения в Испании. Удивительные жизнь и быт мира ислама, который в те времена во многом превосходил терзаемую войнами и чумой Европу, нашли отражение в книге, которую на склоне лет надиктовал путешественник. Называется она «Подарок созерцающим о диковинах городов и чудесах путешествий».

Карта путешествий Ибн Батуты

Карта путешествий Ибн Батуты.

Забота о бедных

В своих путевых заметках Ибн Баттута писал отнюдь не только о властителях мусульманского мира и их роскошных дворцах. Гораздо больше марокканца интересовала жизнь обычных людей, их нравы, обычаи, манера одеваться и даже кухня.

В Дамаске (нынешняя столица Сирии) путешественника поразила приверженность местных жителей благотворительности. Благочествивые мусульмане делали пожертвования, и для этих денег находилось множество применений. Из пожертвований оплачивались дорожные расходы тех, кто хотел бы отправиться в паломничество в Мекку, но не имел для этого средств. На пожертвованные деньги покупались свадебные одежды девушкам из бедных семей, выкупались узники из застенков, мостились и ремонтировались улицы.

В Дамаске

Ибн Батута в Дамаске.

«Однажды, — писал Ибн-Баттута, — я шел по улице Дамаска и увидел, как маленький раб уронил блюдо из китайского фарфора, и оно разбилось на кусочки. Вокруг мальчика собралось несколько человек, один из которых дал рабу совет: «Собери осколки и отправляйся с ними к хранителю пожертвований на кухонную утварь». Раб так и поступил, а давший совет мужчина отвел парня к хранителю. Мальчик показал осколки блюда и получил деньги на покупку нового». Ибн-Баттута был в восторге от работы этого, как бы мы сегодня сказали, благотворительного фонда. Ведь если бы рабу не выдали деньги и он не купил бы новую посудину, хозяин наверняка отругал бы мальчишку, а может быть, и побил бы.

В Мекке, священном городе мусульман, Ибн-Баттуте запомнился еще один полезный и благородный обычай. На местном базаре он увидел множество детей, сидевших посреди торгующейся толпы с двумя корзинками. Оказывается каждый, кто купил товар, мог подойти к любому из детей (а это были бедные сироты) и положить свои покупки в корзинки: в одну — мясо и овощи, в другую — зерно. За несколько мелких монет сирота доставлял покупки на дом покупателю, а сам горожанин мог, не отягощая себя поклажей, отправиться по своим делам. Жители Мекки охотно давали детям заработать на жизнь, а сами юные курьеры никогда не обманывали тех, кто доверял им свои покупки.

Путешествие в Багдад

Путешествие в Багдад .

Путешествие в Багдад 

Сегодняшняя столица Ирака произвела на Ибн Баттуту неизгладимое впечатление. Обитель Мира и Столица Ислама в 14 веке была одним из самых больших городов мира с населением примерно 1 миллион человек. Огромная цифра по тем временам. Для сравнения, в Париже 14 века, пока половину населения не выкосила страшная эпидемия чумы, проживало около 100 тысяч человек. Хотя часть Багдада лежала в руинах (в 1258 году по городу массовыми убийствами и разрушениями прокатилось монгольское нашествие) , в городе сохранялось еще множество прекрасных зданий, например, 11 величественных соборных мечетей. Через реку были переброшены каменные мосты по которым целый день сновали толпы народа.

Багдадские бани

Багдадские бани.

Багдадские бани

С особым чувством Ибн Баттута пишет о многочисленных багдадских банях. По свидетельству марокканца они были великолепно выстроены, а стены их выкрашены природным битумом, который с виду напоминал черный мрамор. В каждой бане было устроено множество отдельных помещений для мытья. В углу такого помещения находился небольшой бассейн и два водопроводных крана — один с горячей, другой с холодной водой. Каждому посетителю бани выдавалось три полотенца. В одном полотенце человек входил в банное помещение, в другом — выходил из него, а третьим — вытирался. Нам, людям 21 века, обитателям квартир с водопроводом и канализацией, все это кажется привычным. Но арабский путешественник 14 века был просто потрясен таким уровнем личной гигиены. «Ни один город в этом отношении не мог сравниться с Багдадом», — вспоминал Ибн-Баттута. Это говорил человек, увидевший полмира.

Дервиши

Дервиши.

Дервиши

На пути из Басры (современный Ирак) в Медину Ибн-Баттута посетил знаменитое в исламском мире селение Умм Убайда, в котором находились тысячи дервишей. Дервиши — это странствующие мусульманские монахи, известные своими необычными танцами, которые считаются у них религиозным ритуалом. Вот как выглядел день дервишей в описании Ибн-Баттуты. После полудня начинали бить барабаны и дервиши пускались в пляс. Протанцевав в они читали молитву и приступали к еде, которая состояла из рисовых лепешек, рыбы, молока и фиников. После вечерней молитвы дервиши принимались что-то напевать и бормотать. Приносили несколько связок дров и разжигался большой костер. Когда дрова прогорали, дервиши принимались танцевать прямо на углях, некоторые из монахов даже засовывали угли себе в рот и разжевывали их. Другие дервиши брали в руки больших змей и откусывали им головы.

Ловцы жемчуга

Ловцы жемчуга.

Ловцы жемчуга

На пути Ибн-Баттуты порой встречались люди, занимавшиеся весьма экзотическими промыслами. В Персидском заливе, между побережьем Аравийского полуострова и островом Бахрейн издавна добывали жемчуг. Здесь Ибн-Баттута познакомился с арабскими ныряльщиками. Эти люди надевали на глаза маску из черепашьей кости и специальную прищепку на нос, чтобы в ноздри не попадала вода. Привязав к запястью веревку, они ныряли на глубину в поисках раковин с жемчужинами. Некоторые из ныряльщиков, по свидетельству Ибн-Баттуты могли находиться под водой очень долго, чуть ли не до двух часов (хотя это, скорее, преувеличение). На дне добытчики жемчуга высматривали среди камней вожделенные раковины, вскрывали их ножом, вырезали жемчужину и клали ее в специальную кожаную сумочку, висящую на шее. Когда ныряльщик не мог больше обходиться без воздуха, он дергал за веревку, и помощник помогал ему подняться на поверхность и забраться в лодку. Пятую часть добытых жемчужин забирал в качестве налога местный султан, остальное скупали приплывающие из разных городов торговцы.

Небесный камень

Когда Ибн-Баттута прибыл в Турцию, один из местных правителей спросил его: «Видел ли ты когда-нибудь камень, упавший с неба?». Слышав в ответ «нет», султан рассказал путешественнику, что в окрестностях города на землю упало некое небесное тело. Затем правитель отдал приказ, и вскоре несколько дюжих слуг внесли в комнату большой отливающий блеском черный камень. Послали за каменотесами. Четверо мужчин принялись одновременно дубасить космического гостя железными молотами, но ни расколоть камень, ни хотя бы отбить кусочек им так не удалось. Довольный тем, что сумел удивить гостя из далекой страны, султан приказал унести камень.

В гостях у хана Узбека

В гостях у хана Узбека.

В гостях у хана Узбека

Ибн-Баттута объехал много разных стран, но нам, жителям России, конечно, наиболее интересна та часть путешествия марокканца, которая проходила по территории нашей страны. В те времена раздробленные русские княжества были данниками основанной монгольскими завоевателями Золотой орды. В 14 веке хан Узбек ввел в Орде мусульманскую религию, и именно ко двору Узбека, своего нового единоверца, отправился Ибн-Баттута. Чтобы добраться до столицы хана — Сарая, путешественнику пришлось проделать часть пути по льду замерзшей Волги. В распоряжение марокканского гостя была предоставлена специальная укрытая матерчатым тентом четырехколесная повозка, в которой Ибн-Баттута мог с комфортом передвигаться по волжским степям. В повозку запрягали лошадей, верблюдов или быков, а возница сидел верхом на одном из этих тягловых животных. Внутри повозки было просторно, что очень понравилось Ибн-Баттуте. «Во время путешествия, — писал он, — прямо в повозке можно было есть, спать, читать или писать.

В гостях у хана Узбека

В гостях у хана Узбека.

Жители орды — кочевники, по воспоминаниям путешественника, отправляли свой скот пастись в степи, причем без сопровождения пастуха. Владельцы животных совсем не беспокоились за сохранность лошадей, быков и верблюдов, ибо в Орде действовали очень жестокие законы, карающие за воровство. Всякий, у кого обнаруживали, например, украденную лошадь, должен был не просто вернуть ее законному владельцу, но и отдать впридачу еще восемь лошадей. Если он не мог возместить ущерб лошадями, у вора забирали в рабство сыновей. Если же у него не было и сыновей, тогда, как писал Ибн-Баттута, преступника «резали как овцу».

Ибн-Баттута подробно описал быт и даже кулинарные пристрастия жителей монголо-татарской Орды. Главным блюдом кочевников был суп из крупы, куда добавлялось мелко нарезанное мясо. Дело в том, что скот кочевников, который не стоял в стойлах, а постоянно перегонялся по степям был жилистым, и его мясо — жестким. Только порезанное на мелкие кусочки, мясо могло хорошо провариться. Тогда его можно было разжевать. Кстати, появлению в блюдах европейской кухни блюд из мясного фарша, например, котлет, мы обязаны именно кочевникам.

Столица хана Узбека была по сути кочевым лагерем. Даже сам хан жил в шатре, который при необходимости можно было сложить и увезти на повозке. Узбек встретил марокканца, сидя на деревянном троне, украшенном серебром и драгоценными камнями. Вокруг трона стояло все его семейство — четыре жены, сыновья и дочери. На следующий день после встречи с ханом, Ибн-Баттута нанес визит главной жене Узбека — Тайтугли. Женщина оказала гостю наивысший знак внимания — она собственноручно налила в чашку кумыс (традиционный напиток кочевых народов, изготовленный из лошадиного молока) — и подала путешественнику. «Я никогда раньше не пил кумыс, — вспоминал Ибн-Баттута, — но отказаться я не мог. Слегка попробовав напиток, я понял, что он мне не нравится, и передал чашку своему спутнику».

С берегов Волги путь Ибн-Баттуты лежал на берега Босфора. Хан Узбек предложил Ибн-Баттуте отправиться в Константинополь, столицу Византии. Вместе с ним ко двору императора некогда могущественной греческой империи отправилась и одна из жен хана, которая, как оказалось, была дочерью византийского владыки. Неутомимому Ибн-Баттуте вновь предстояло пересечь бескрайние просторы Евразии.

©При частичном или полном использовании данной статьи — активная гиперссылка ссылка на alfaed.ru ОБЯЗАТЕЛЬНА

Вас это заинтересует:

Тэги: Открытия, Путешественники

Еще нет комментариев

Добавить комментарий