полет над арктикой

Кто первый долетел до северного полюса?

В 1897 году три шведа – Саломан Андрэ, Кнут Френкель и Нильс Стриндберг задумали совершить первый в истории полет над северным полюсом на заполненном водородом воздушном шаре «Орнен». Отважным аэронавтам так и не удалось добраться до цели. Шар совершил вынужденную посадку среди льдов, и экипажу «Орнена» пришлось искать дорогу обратно, теперь уже пешком. Полярники отчаянно боролись за жизнь, но, в конце концов, все трое погибли. Их останки нашли лишь 33 года спустя.

В 1909 году американец Уолтер Уэллман отправился к полюсу на дирижабле. Попытка закончилась неудачей.

Руаль АмундсенВ 1925 году знаменитый норвежский полярный исследователь, покоритель Южного полюса Руаль Амундсен (на иллюстрации слева), вместе с американцем Линкольном Эллсвортом и еще четырьмя полярниками задумали пролететь над полюсом на самолетах. Для экспедиции были выбраны две «летающие лодки» системы «Дорнье-Валь». Полюс и на этот раз не покорился, а члены экспедиции едва не разделили участь шведских аэронавтов.

Но Амундсен не собирался сдаваться. Они с Эллсвортом начинают готовиться к новой экспедиции. Уже на следующий год полярники вновь отправляются на архипелаг Шпицберген, откуда они стартовали в предыдущий раз. До полюса отсюда примерно 1100 километров.

Весной 1926 года участники новой экспедиция Амундсена обосновалась в районе бухты Кингс-Бэй на Шпицбергене. Вот-вот, как только позволит погода, сюда должен прилететь красавец-дирижабль под командованием опытного итальянского пилота Умберто Нобиле. Дирижабль был построен в Италии по заказу самого Амундсена и получил название «Норге». По-русски это значит «Норвегия». Амундсен хотел, чтобы величественный летательный аппарат, который впервые пронесет человека в небе над полюсом, носил имя его родной страны. До рекордного полета оставался один шаг. Однако 29 апреля 1926 года, когда дирижабль «Норге» был еще в пути, в бухту Кингс-Бэй вошел небольшой пароход, прибывший из Нью-Йорка. На борту его находилась еще одна полярная экспедиция и… два самолета. В борьбе за первенство в полярном небе у Амундсена появились соперники.

дирижабль norge

Дирижабль «Norge»

Кто первый?

Ричард Ивлин БайрдРичард Ивлин Байрд (на иллюстрации слева) еще с юных лет был любителем путешествий и приключений. Он родился в 1888 году в американском штате Виргиния. Закончив Военно-морскую академию США, Байрд служил на флоте, однако в 1912 году ушел с военной службы. Во время Первой мировой войны Ричард заболел авиацией. Он стал настоящим летчиком-асом и позже поступил на работу в Военно-морской флот США авиаинструктором. А с 1925 года Байрд начинает готовиться к полету над Северным полюсом.

Ричард обратился к американским бизнесменам с просьбой оказать помощь его предприятию. Крупнейшие финансовые и промышленные магнаты, пожелавшие поддержать престиж страны, снабдили Байрда всем необходимым. Он получил в аренду небольшой пароход «Шантье», закупил снаряжение и провизию, нанял целую команду добровольцев – моряков, механиков, инженеров, радистов, рабочих.

Для полета над полюсом Байрд выбрал трехмоторный самолет марки «Фоккер». К моменту покупки машина уже пролетела больше 20 тысяч километров и доказала свою полную надежность. Двухместная кабина была снабжена двойным набором рычагов управления, так что пилоты могли попеременно брать управление на себя. Самолет оснастили лыжными полозьями, и это позволяло ему взлетать со снежного или ледяного покрытия и садиться на него. Три легких мотора с воздушным охлаждением идеально подходили для полетов при низких температурах – ведь жидкость в радиаторе водяного охлаждения могла замерзнуть, а недостатка ледяного воздуха в небе Арктики не было. Самолет назвали «Джозефина Форд» в честь дочери одного из «спонсоров» полета – автомобильного короля Эдсела Форда, который, в свою очередь, был сыном знаменитого Генри Форда I, основателя американской автопромышленности.

Ричард Байрд уже имел опыт полетов в Арктике и прекрасно знал, насколько опасным может оказаться воздушная экспедиция к полюсу. На случай, если «Джозефина Форд» потерпит крушение, для поисков экипажа потребуется еще один самолет. Поэтому Ричард позаботился о приобретении второй крылатой машины, на этот раз марки «Кэртисс Ориол». Этот самолет Байрд назвал «Ричард III», но не в честь средневекового английского короля, а в честь своего собственного сына.

Опасная переправа

Когда пароход «Шантье» вошел в бухту Кингс-бэй на Шпицбергене, Байрда ждало разочарование. Во-первых, он увидел, что норвежцы уже давно и прочно обосновались на острове и, наверняка, подготовились к своему полету. Ну а, во-вторых, у единственного причала бухты стоял норвежский корабль, на который грузили уголь. «Шантье» просто некуда было пристать для разгрузки. Бухту постепенно затягивало льдом и времени на раздумья или ожидание не оставалось. «Шантье» бросил якорь примерно в двух с половиной сотнях метров от берега, и Байрд приказал спустить на воду вельботы – весельные китобойные шлюпки. Вельботы поставили в ряд – от корабля до берега, а поперек были положены толстые доски. Так удалось сделать нечто вроде плота или понтонного моста, который, по замыслу Байрда, помог бы переправить самолеты и грузы с парохода на сушу.

Увидев, что собираются делать американцы, Амундсен отправил Байрду сообщение: «Вы ничего не знаете о свойствах льда, и вам следует оставить эту попытку. Почти уверен – льдины, сломают переправу еще до того, как вы выгрузитесь». Знаменитый полярник знал, что говорил. Вскоре на бухту обрушилась снежная буря. Сильный ветер отрывал льдины от берега и гнал их в сторону хрупкого моста из вельботов. Двое суток понадобилось участникам экспедиции Байрда, чтобы выгрузить на берег все снаряжение и, конечно, самое дорогое – самолеты. Льдины, несущиеся на переправу, приходилось останавливать вручную – с помощью топоров и багров. Мощный порыв ветра едва не унес в океан крылья «Джозефины Форд», которые как раз перед переправой пытались пристыковать к фюзеляжу. Когда выгрузка на берег несмотря ни на что успешно завершилась, толпа норвежцев, собравшихся на причале, взорвалась криками радости и одобрения. Соперники в борьбе за покорение неба над полюсом были настроены друг к другу вполне тепло и дружески.

Самолет Джозефина

Самолет «Джозефина Форд».

Как «Джозефина» училась взлетать?

Понадобилась еще пара суток, чтобы подготовить самолет, проложить для него лыжню сквозь снежную целину, и дождаться хорошей погоды. Работа кипела непрерывно, благо в Арктике в мае стоит полярный день, и солнце никогда не заходит за горизонт. Наконец, 2 мая Ричард Байрд и борт-механик военно-морской авиации США Флойд Беннетт впервые попытались поднять «Джозефину Форд» в воздух. Во время разбега по выдолбленной во льду лыжне застряла левая лыжа. Самолет бросило в сторону, и он воткнулся в близлежащий сугроб. К счастью моторы и винты остались целы, а вот шасси пришлось ремонтировать. Вместо сломанной опоры приспособили кусок весла от вельбота.

Лишь три дня спустя Беннетту и второму пилоту Паркеру, наконец, удалось оторвать «Джозефину» от поверхности ледового «аэродрома» и провести двухчасовой контрольный полет.

Оказалось, моторы самолета «съедают» гораздо меньше топлива, чем думали раньше. И если прежде на пути к Северному полюсу предполагалась промежуточная посадка на северной оконечности Гренландии, то теперь Байрд решает лететь прямо к цели.

Пока американцы учились взлетать со Шпицбергена, дирижабль «Норге» покинул свою стоянку в Ленинграде и взял курс на север. А уже 7 мая участники экспедиции Амундсена с ликованием встретили появление в небе сигарообразного аппарата. Пилот «Норге» Умберто Нобиле объявил Амундсену, что готов через 6 часов после посадки на Шпицбергене вновь отправиться в путь с экспедицией на борту и опередить американцев на полюсе. Однако осторожный Амундсен предпочел не спешить.

А Байрд и его товарищи вовсю готовили «Джозефину Форд» к полету. Главное, считали американцы – это взять с собой достаточный запас топлива, пропитания и снаряжения на случай, если самолет собьется с курса или совершит вынужденную посадку. Повторять трагическую судьбу экипажа «Орнена» или перипетии последнего полета Амундсена и Эллсворта Байрду не хотелось. На самолет погрузили 10-недельный запас пищи, резиновые плоты, меховую одежду, винтовку и пистолет с патронами, палатку, ножи, дымовые шашки, радиостанцию и, конечно, дополнительные бочки с бензином.

8 мая Байрд и Беннетт забрались в кабину самолета и начали разбег. «Джозефина» тронулась с места, тяжело покатилась по оттаявшей лыжне и… не взлетела, доехав до конца дорожки и уткнувшись в снег. Стало ясно – машина перегружена. Самолет оттащили назад, к месту начала разбега, и стали вынимать из него все лишнее. В основном было решено уменьшить запасы топлива.

Суровая Арктика

После полуночи – это было уже 9 мая – когда ночные ветры подморозили лыжню, Байрд и Беннетт все-таки сумели поднять облегченный самолет в воздух. К этому моменту они провели уже 36 часов без сна, но жажда быть первыми заставила их забыть об отдыхе. Набрав высоту примерно 600 метров «Джозефина Форд» помчалась на север. Вскоре под крылом самолета потянулись бескрайние ледяные поля Арктики – потрясающе красивые с высоты, но гибельные для человека. Потом Байрд написал об этом так: «Мы испытывали радость от того, что впервые в истории два самых обычных человека могли созерцать чарующие виды Арктики и открывать ее секреты, оставаясь недосягаемыми для ее острых когтей».

Самое главное – не заблудиться. Пока один из членов экипажа вел самолет, другой тщательно следил за маршрутом. Стоил хоть чуть-чуть сбиться с курса – и Северного полюса не видать, да и вернуться на Шпицберген не удастся. Топливо может закончиться где-нибудь над ледяными равнинами. А ориентироваться в полете над бескрайними льдами очень тяжело. От ослепительного света солнца небо и ледяное поле сливались в единое сияющее целое, в котором линия горизонта растворялась без следа. Обычный же магнитный компас в заполярных широтах, вблизи от магнитного полюса Земли, был совершенно бесполезен.

Суровая Арктика

Суровая Арктика.

Едва ли не единственным прибором, по которому Байрду и Беннетту удавалось сверять путь, стал солнечный компас, изобретенный главным картографом Национального географического США общества А. Бамстедом. Этот хитроумный прибор работал по принципу старых добрых солнечных часов и помогал определить точное положение сторон света по направлению тени. С погодой Байрду и Беннетту явно повезло. Небо было ясное, воздух теплее, чем обычно, ветер слабый и никакой «болтанки». Однако примерно за час до полюса авиаторов поджидал неприятный сюрприз: оказалось, что из правого двигателя капает масло. Значит, когда масло вытечет, двигатель остановится. Что делать? Поворачивать назад? Но ведь цель так близка! Аварийная посадка? Но здесь, на незнакомом льду, среди торосов и промоин самолет ждет почти неминуемая катастрофа. Байрд и Беннет принимают решение лететь дальше к полюсу. Если останутся два мотора, значит, полетят на двух. Но только вперед!

Триумф

В 9 часов 2 минуты 9 мая «Джозефина Форд» пролетела над самой северной точкой Земли. Чтобы Байрд мог тщательно зафиксировать координаты и сделать фотоснимки, находившийся за штурвалом Беннетт сделал над полюсом круг. Затем «Джозефина» взяла курс на Шпицберген. Попутный ветер подгонял самолет, и даже течь из мотора, к удивлению авиаторов, прекратилась. Через 16 часов после взлета самолет Байрда и Беннетта совершил посадку в районе Кингс-Бэй. Небо над полюсом наконец-то покорилось человеку. Среди первых, кто подошел к смертельно уставшему, больше двух суток не знавшему сна Байрду был Руаль Амундсен. Он обнял и сердечно поздравил американского летчика и его напарника.

А уже два дня спустя дирижабль «Норге» отправился в первый в истории трансполярный перелет с континента на континент. Первые несколько километров пути рядом с воздушным корабль Амундсена, Эллсворта и Нобиле летела «Джозефина Форд». А еще американцы подарили норвежской экспедиции свой солнечный компас, который так помог им покорить полюс. Проделав полный волнений и опасностей 5000-километровый путь, через 70 часов полета «Норге» прибыл на Аляску.

Дальше судьба всех участников этой истории сложилась по-разному. Герой перелета Флойд Беннет в 1928 году умрет от туберкулеза. Назвав свой самолет именем ушедшего друга, Байрд совершит новый рекордный перелет – он впервые пролетит над Южным полюсом, к которому когда-то первым по суше добрался Амундсен. Умберто Нобиле возглавит новую полярную экспедицию на дирижабле «Италия», корабль потерпит крушение, и людей, оставшихся в живых, спасет советский ледокол «Красин». А вот Амундсен, отправившись на самолете-гидроплане искать экипаж «Италии», погибнет на просторах Арктики.

©При частичном или полном использовании данной статьи — активная гиперссылка ссылка на alfaed.ru ОБЯЗАТЕЛЬНА

Вас это заинтересует:

Тэги: Арктика, Исследователи, Открытия, Путешественники, Рекорды, Самые-самые

Еще нет комментариев

Добавить комментарий