Почему гибнут заложники?

Почему гибнут заложники?

Вызволение заложников целыми и невредимыми — чаще всего результат счастливой случайности, сговорчивости террористов или уступчивости властей. Примеры удачных или относительно удачных силовых действий полиции и спецслужб можно перечесть по пальцам.

1980 год. Британские спецподразделения взяли штурмом посольство Ирана в Лондоне, захваченное исламскими террористами. Погибли два заложника, пять из шести захватчиков убиты.

1984 год. Спецслужбы Ирана освободили пассажиров кувейтского авиалайнера, угнанного исламскими террористами. Погибли два заложника.

1991 год. Ту-154, захваченный чеченскими боевиками, вместо Анкары приземлился в Грозном и попал в руки российского спецназа. Все 178 пассажиров остались живы и здоровы.

2000 год. В таиландском госпитале группа террористов из Бирмы захватила около 500 человек. В результате штурма убито девять боевиков, данных о жертвах среди заложников нет.

Перечень операций, сопровождавшихся большим кровопролитием, намного длиннее. Вот лишь несколько строк из этого мартиролога.

1972 год. Погибли все 11 израильских спортсменов-олимпийцев, захваченных палестинскими террористами в Мюнхене.

1979 год. В Большой мечети в Мекке (Саудовская Аравия) террористы взяли в заложники несколько сот верующих. В результате операции спецслужб погибло около 250 человек.

1995 год. Чеченские боевики шесть дней удерживали больницу в российском Буденновске. При попытке взять больницу штурмом погибло 166 человек, 415 получили ранения.

2002 год. При освобождении Театрального центра в Москве погибло 129 заложников.

2004 год. Захват террористами средней школы в Беслане, погибло 330 детей и взрослых.

А например, операцию по освобождению японского посольства в Лиме (Перу) одни эксперты называют блестящей, другие — курьезной. Это случилось 17 декабря 1996 года. 14 боевиков «Революционного движения имени Тупака Амару» захватили резиденцию японского посла, где находилось около 800 человек. Террористы требовали освобождения из тюрем 460 своих активистов, потом согласились отпустить дипломатов за выкуп в $100 млн. Перуанские власти ответили отказом. В конце декабря террористы начали потихоньку выпускать заложников, и вскоре в здании осталось только 72 пленника. Террористы снизили размер выкупа до $30 млн, но власти продолжали упорствовать. Кризис длился 126 дней. В конце концов захватчики так расслабились, что вышли в парк поиграть в футбол. Здесь их и перестреляли бдительные перуанские коммандос.

Почему гибнут заложники?

От простого к сложному

Из 40-летней практики политического террора можно сделать неутешительный вывод: техника захвата заложников совершенствуется быстрее, чем техника их освобождения. Первое время группы захватчиков состояли из нескольких человек, имевших легкое вооружение и небольшой груз боеприпасов, количество заложников исчислялось десятками, события разворачивались на ограниченном пространстве (салон самолета, автобуса, небольшое помещение), которое можно легко блокировать. В наши дни террористы предпочитают более сложные варианты. Группа захватчиков может включать до 50 боевиков (как в Театральном центре на Дубровке), а число заложников — превышать 1000 человек (как в Беслане). Террористы, кроме автоматов, вооружаются пулеметами и гранатометами, завозят большое количество боеприпасов и взрывчатки, тщательно минируют захваченный объект и подступы к нему. На «большой земле» они оставляют наблюдателей, которые по телефону корректируют их действия.

Меняется и поведенческая тактика захватчиков. Хотя боеприпасов у них хватит для длительной обороны, они стремятся форсировать развитие событий, ускорить развязку. Отказывая заложникам в еде и питье, оставляя больных и раненых без медицинской помощи, выдвигая заведомо невыполнимые требования, они провоцируют власти на поспешные действия. У спецподразделений антитеррора не остается времени даже на изучение планировки захваченного здания. Поэтому сплошь и рядом операции по освобождению заложников оказываются плохо подготовленными, практически экспромтом.

Почему гибнут заложники?

Повторение без учения

Ни один захват заложников не походит на другой. То же самое можно сказать и об ошибках спецслужб: всякий раз они ошибаются по-разному. Скажем, в Беслане штаб по освобождению заложников не сумел сделать самого элементарного: блокировать территорию захваченной школы, освободить ее от посторонних. Ситуация сразу же стала неуправляемой и разрешилась спонтанно начавшимся штурмом. В операции на Дубровке все, казалось, было спланировано и исполнено очень грамотно за исключением одного: экстренной медицинской помощи заложникам, отравленным газом. Однако при всем несходстве обстоятельств и места действия нетрудно выделить те ошибки и недочеты, которые уже можно считать типичными.

Заметно, например, что оперативные штабы не «фильтруют» радиоэфир, позволяя террористам свободно общаться со своими разведчиками и координаторами. Захватчиков не лишают даже такого источника информации и вдохновения, как телевидение. Почему-то не используются давно известные способы радио-игры: не применяются средства дистанционного прослушивания и просматривания захваченного здания — даже те, которые имеются на вооружении у российской армии. Как правило, оперативный штаб не имеет постоянного контакта с заложниками (например, через громкоговорители), хотя их поведение тоже необходимо направлять и контролировать. Наши спецслужбы явно недооценивают и средства психологического воздействия на террористов. В роли переговорщиков обычно выступают люди, не имеющие специальной подготовки, к переговорам с захватчиками не привлекают их родственников.

Почему гибнут заложники?

Самый долгий плен

444 дня пробыли в заложниках 52 сотрудника посольства США в Иране. В ноябре 1979 года посольство захватили 80 иранских студентов, которые требовали выдачи бежавшего шаха Мохаммеда Реза Пехлеви. В апреле 1980 года американцы предприняли спецоперацию «Орлиный коготь», которая закончилась провалом: погибло восемь американских солдат. США наложили эмбарго на торговлю с Ираном, заморозили иранские счета в своих банках. Но это не разрешило кризис. Дипломаты вышли на свободу только в январе 1981 года, когда новый президент США Рональд Рейган согласился разморозить иранские $8 млрд и отменить торговые санкции.

Самый крупный захват

В 1978 году никарагуанские повстанцы-сандинисты захватили Национальный дворец в столице страны Манагуа. В заложниках оказались около четырех тысяч человек, в том числе депутаты парламента. Власти не решились на силовую операцию и приняли условия захватчиков. Сандинисты отпустили пленников в обмен на $500 тыс., убежище на Кубе и освобождение из тюрем нескольких десятков своих.

Интересный факт. В 1975 году легендарный террорист Карлос Ильич Рамирес Санчес получил от правительства Саудовской Аравии $40 млн выкупа за министров стран ОПЕК, которых его группа взяла в заложники в Вене. В августе 1994 года Ильича отловили в Судане французские спецслужбы. В настоящее время предшественник Бен Ладена на «посту» террориста №1 отбывает пожизненный срок во французской тюрьме.

Почему гибнут заложники?

Как освободить заложников?

Зная причины неудач, можно спланировать идеальную операцию по освобождению заложников. В основных деталях она могла бы выглядеть так.

•Начальное действие — блокирование территории вокруг захваченного объекта, эвакуация людей из зоны оцепления.

Создается оперативный штаб, который начинает сбор информации о террористах, их вооружении, количестве заложников и т.д.

Специалист-переговорщик вступает в контакт с захватчиками, выслушивает их требования, договаривается о способах связи с ними.

На прилегающих возвышенностях размещаются снайперы и наблюдатели, оснащенные приборами ночного видения.

К линии оцепления подтягивается радиоустановка с громкоговорителем, штаб начинает инструктировать заложников.

С двух сторон от здания расставляются компактные радиолокаторы типа «Кредо» или «Фара», которые будут фиксировать перемещения террористов.

Невдалеке размещаются также одна-две станции радиоэлектронной борьбы (РЭБ) и СВЧ генераторы. Их задача — при необходимости отключать телефоны террористов, выводить из строя систему управления взрывными устройствами, которые размещены в здании.

На крыше здания может быть установлена разведывательная аппаратура, которую нетрудно забросить, например, с вертолета.

Для разминирования подступов к объекту есть смысл использовать роботы «Варан» или «Вездеход ТМ-3».

К переговорам с террористами подключаются их родственники.

Разведчики-спецназовцы тем временем должны найти пути скрытного проникновения в захваченное здание. Задача-минимум — установить в здании аппаратуру видеонаблюдения, задача-максимум — внезапно атаковать захватчиков.

Спецназ, естественно, должен быть готов и к «лобовому» штурму, но это крайняя мера. Если штаб возьмет инициативу в свои руки и лишит террористов свободы действий, те вскоре поймут, что их сопротивление бесполезно и нужно договариваться о приемлемых условиях капитуляции.

©При частичном или полном использовании данной статьи — активная гиперссылка ссылка на познавательный журнал alfaed.ru ОБЯЗАТЕЛЬНА

Вас это заинтересует:

Тэги: история, Общество, Политика, Полиция, Терроризм

Еще нет комментариев

Добавить комментарий